Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общественные слушания стр. 17
Форум стр. 18
Личность стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Смотрите, кто пришел
Долговой парадокс: должников все меньше, а долгов - все больше
Кому юбилей, а кому - сальмонеллез
401-й способ Остапа Бендера
Культурный разговор Стр. 20
Также на странице:
 Театральный смотритель 

Сезон вопросов

Евгений Русабров

Прошел год с тех пор, как вялотекущая харьковская театральная жизнь была взорвана спектаклем Андрея Жолдака «Гамлет. Сны». Подошёл к концу и первый сезон, который театр имени Шевченко провёл под художественным руководством Жолдака. Сезон получился бурным, неоднозначным. Смелые сценические эксперименты сопровождались радикальной, болезненной перестройкой привычного уклада и распорядка. На театр обрушилась лавина критики, которую не без удовольствия дразнил и вызывал эпатажными заявлениями сам худрук. В атмосфере всеобщей взвинченности и взаимных обвинений трудно вести разговор по существу, потому, наверное, рецензии на спектакли больше напоминали возмущенные окрики или — гораздо реже — восхищенный лепет.


Сцена из спектакля "Реформатор"
Последний месяц шевченковцы провели вдали от родного города, накапливая впечатления в напряженной гастрольной поездке. У нас, зрителей, в свою очередь, накопилось немало вопросов. На некоторые из них должна была дать ответы пресс-конференция, на которую в прошлый вторник театр пригласил журналистов и критиков. Сразу скажу, что заметки мои — не стенограмма и даже не репортаж с пресс-конференции, а попытка, воспользовавшись полученной информацией, ответить на вопросы, представляющиеся мне сегодня самыми важными.

Прежде всего, в связи с гастролями — театр провел в них немалую часть сезона и, как следует из заявлений Жолдака (вслед за европейскими маршрутами реальные очертания обретают японские и американские), впредь будет проводить еще больше, — так вот, в связи с гастролями возникает закономерный вопрос о соблюдении интересов харьковского зрителя. Судя по всему, этот «конфликт интересов» неизбежен. Более того, он парадоксальным образом будет тем острее, чем более успешными окажутся художественный рост и продюсерская политика театра, поставившего своей целью европейский и мировой «прорыв». Но стоит ли упрекать театр и его руководителя за подобные амбиции? Не лучше ли запастись терпением и с гордостью ждать в родных пенатах столь востребованных в мире «своих» артистов, а дождавшись — спешить занять места в зрительном зале. Зал этот, кстати, в последнее время отнюдь не переполнен (в своём отечестве, как водится, пророков нет), в отличие от тех залов города, где гастролеры из ближних столиц в примитивных комедиях торгуют своими узнаваемыми для прилежного телезрителя лицами. В связи с таким положением дел, может быть, именно заграничные успехи харьковского театра необходимы для налаживания более тесных отношений с собственной публикой?

Последние гастроли такие успехи явно преумножили. После встреч с киевскими и ужгородскими зрителями шевченковцы произвели фурор на международных фестивалях в Кишиневе, Варне (Болгария) и Сибиу (Румыния). Если учесть, что выступать харьковчанам пришлось в довольно сильных компаниях и в очень жестком режиме, то положительный результат на выезде особенно ценен. Тем более что с каждым зарубежным показом явно растет интерес к нашему театру со стороны международных продюсеров.

Ну, а как дела дома? Особенно интересовал участников пресс-конференции вопрос о том, почему не состоялась планировавшаяся на конец сезона и уже объявленная премьера спектакля «Реформатор» по пьесе Мыколы Кулиша «Народный Малахий». Здесь мне хотелось бы дать заинтересованному читателю краткую историческую справку.

В конце двадцатых годов в Харькове сложилось уникальное в истории мирового театра творческое содружество двух гениев, идеально понимавших и дополнявших друг друга, режиссера и драматурга — Леся Курбаса и Мыколы Кулиша. Именно постановка «Народного Малахия», семидесятипятилетний юбилей которой приходится на нынешний год, стала началом последнего, зрелого и блестящего периода творчества Курбаса, отмеченного постоянным обращением к драматургии Кулиша. К сожалению, для созданного и руководимого Курбасом театра «Березиль» годы совместной работы с Кулишом оказались самыми трудными и, в конце концов, — роковыми. Осенью этого года грядет и грустная дата — исполнится семьдесят лет с того трагического дня, когда Курбас был изгнан из театра. Судьбы режиссера и драматурга оказались тесно переплетенными вплоть до их последних дней, когда оба они, узники Соловецкого лагеря, расстрелянные «в ознаменование двадцатой годовщины Великого Октября», легли в печальной памяти тридцать седьмом в мерзлую карельскую землю на 16-ом километре трассы Медвежьегорск — Повенец. У них и палач, судя по всему, был один — капитан Ленинградского НКВД Матвеев, получивший за массовые расстрелы ценный подарок и путевку в санаторий, а со временем — персональную пенсию.

Судьба Курбаса и Кулиша, конечно же, была предрешена временем, в которое им довелось жить. Яркие, ведомые своим талантом, а не указующим перстом цензора, не способные к пресмыкательству художники были смертельно опасны для власти, и она закономерно расправилась с ними. Но все же именно постановка «Народного Малахия» стала тем рубежом, той «точкой невозвращения», после которой, как видно, закономерное стало неизбежным.

Пьеса о местечковом Дон Кихоте, мещанском Гамлете, голубом мечтателе Малахии Стаканчике поразила привыкших к простым и ясным агиткам современников своей многомерностью, диалектикой души и бытия, воспринятой как идеологическая незрелость и политический просчет, а может быть, и прямая диверсия. Спектакль эти «грехи» только подчеркнул. Решенное в жанре трагикомедии сценическое повествование о прекраснодушном утописте, требующем «немедленной реформы человека» и обрекающем на гибель своих родных и последователей, порождало слишком опасные ассоциации. Художественное совершенство постановки, признававшееся даже самыми непримиримыми идеологическими критиками, только усугубляло их рвение.

Гениальное прозрение, прозвучавшее в «Народном Малахии» Курбаса-Кулиша, долго не давало покоя советским цензорам. Вплоть до перестроечных восьмидесятых годов пьеса была под запретом, а честный разговор о давнем уже спектакле был невозможен. Только в девяностые годы в нескольких театрах Украины были предприняты новые, не очень удачные, попытки сценического прочтения «Народного Малахия». И конечно, для харьковчан нынешняя постановка — дело чести и особой ответственности. Понятно поэтому, что режиссер спектакля «Реформатор» Николай Яремкив счел за благо не торопиться с премьерой сразу после потребовавших колоссальной растраты сил гастролей, в которых принимали участие большинство актеров, занятых в постановке, и, поддержанный в этом худруком, отложил встречу со зрителями до начала следующего сезона.

Судя по показанному на встрече фрагменту, спектакль обещает быть интересным. Тем более что к осени он успеет напитаться живыми соками, тем более что вызревать ему в родных стенах, на что не без оснований уповает режиссер-постановщик. Замысел Николая Яремкива, помимо прочего, заключается в том, что постепенно, от акта к акту, происходящее в Харькове действие пьесы сценическими средствами будет приближаться от двадцатых годов к нашему времени. А это открывает богатые возможности для применения приемов стилизации и гротеска.

В свете разговора о судьбе первого постановщика пьесы, Леся Курбаса, хочется остановиться и на вопросе, на последней пресс-конференции не поднимавшемся, но, безусловно, отчетливо стоящем на повестке дня все последние месяцы. Речь идет о названии театра. Напомню, что в разгар сезона Андрей Жолдак обнародовал решение коллектива о переименовании театра имени Т.Г.Шевченко в Театр Леся Курбаса «Березиль». Сообщение это вызвало очередной всплеск страстей, особенно среди «ревнителей святынь», пытающихся удержать «последние рубежи». Впрочем, и от более умеренных, скорее «политиков», чем «идеологов», приходится сегодня слышать «не трожьте Кобзаря!».

Ещё одна историческая справка. После ареста Курбаса «наверху», естественно, озаботились необходимостью переименовать его детище. Так в детдомах давали новые имена осиротевшим детям «врагов народа», чтобы стереть остатки их памяти о родителях.

Разумеется, была инспирирована «инициатива снизу»: ходатайство о присвоении театру имени Т.Г.Шевченко подал «трудовой коллектив» Харьковского паровозостроительного (точнее — танкостроительного) завода, который официально имел статус шефа театра «Березиль». Широкая общественность, как тогда писали, единогласно поддержала предложение многотысячного пролетарского коллектива, и с апреля 1935 года «Березиль» превратился в театр имени Т.Г.Шевченко.

Да, это был уже другой театр, он стал другим уже тогда, когда власти отстранили Леся Курбаса от руководства, а почти все ученики предали своего Учителя, создателя «Березиля». Переименование лишь утвердило эти реалии.

Это было время, когда все нивелировалось, когда название «Березиль» не могло существовать не только потому, что напоминало об основателе театра, но и потому, что не укладывалось в идеологические и лексические ориентиры эпохи. Отныне в любом городе центральные проспекты должны были носить имена Ленина и Сталина, а парки культуры и отдыха — имя основателя социалистического реализма «пролетарского писателя» Горького (с «перевыполнением» в Харькове это имя досталось еще и университету). По той же логике, если в городе существуют русский и украинский театры, то первый в мыслимом чиновником идеале должен быть назван именем Пушкина, а второй — Шевченко (одновременно происходит канонизация этих имен с наведением соответствующего идеологического глянца). И никого не интересует, что всуе помянутые великие не имеют прямого отношения ни к городу, ни, тем более, к тем учреждениям, которые названы их именами.

Уничтожение исторической памяти, традиций местного самоуправления, перелицовка всех и вся на одно лицо — вот истинная цель, таким образом достигаемая. У тех, кто вообще-то согласен с необходимостью возвращения театру его настоящего имени, но предлагают повременить, «не дразнить гусей», хочется спросить, когда же, по их мнению, наступит время, подходящее для восстановления элементарной человеческой и исторической справедливости? Неужели тогда, когда наконец все всё забудут? И кому же тогда эта справедливость будет нужна?

Сегодня она нужна, прежде всего, нам, харьковчанам. И не упрёк ли всем нам, что решительный шаг сделал наконец тот, кого в местных газетах в экстазе провинциального снобизма свысока именуют «скандальным варягом»? А отсюда — последний, но, может быть, самый важный вопрос сезона: кто же он, художественный руководитель театра Андрей Жолдак-Тобилевич-IV?

Да, он позер и фанфарон, скандалист и жесткий прагматик. Он наделал кучу ошибок в общении с харьковской прессой и зрителями (порой он удивительно напоминает Калиостро из захаровской «Формулы любви», заезжего мага, некстати грызущего столовые приборы на обеде в приличном доме), он строит второпях, и под его топором в щепки иногда превращается то, что заслуживает много лучшей участи. Но он умен и талантлив, решителен и смел, он мастер и настоящий художник. Он уже поставил спектакли, о которых дети его сегодняшних хулителей будут писать диссертации (что-то вроде «Харьковский период творчества Андрея Жолдака»), и поставит еще, и удивит мир, и оповестит его о нашем с вами существовании, и сделает Харьков международным фестивальным центром, и... уедет. По окончании двухлетнего контракта. А нам придется доказывать миру, что мы тоже чего-то стоим. Без него. Не оплошать бы...

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования