Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Тема стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Контекст стр. 17
Одна история стр. 18
Наука и жизнь стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Один светофор для двух депутатов
Праздник людей труда
Колонка редактора
Долгий след "Быстрых денег"
Одна история Стр. 18
 Все для всех 

Путешествия дилетанта. Часть вторая: голубой вагон бежит качается

Дмитрий Брук

Так уж получилось, что впервые в своей жизни я проехал в поезде, когда мне было лет десять-одиннадцать. Мы вдвоем с мамой отправились к знакомым в Минск. Путь предстоял неблизкий, но меня это не смущало и не угнетало: верхняя полка в купе казалась пределом мечтаний для ребенка, который до этого путешествовал исключительно на заднем сидении родительского автомобиля.

С тех пор прошло более двадцати лет, но, несмотря на то, что в моей жизни были прекрасные спальные вагоны поезда «Москва — Афины» и еще более поражающие воображение вагоны скоростных поездов в США, отечественная верхняя полка в четырехместном купе по-прежнему осталась для меня каким-то своеобразным символом того, что в поезде очень даже можно проехаться с комфортом и в свое удовольствие.

Но с прошлого года мои иллюзии стали лопаться, как мыльные шарики на ветру.

А пипл хавает!


Хорошо стоим!
Началось все прошлой осенью с фирменного поезда №64 «Киев-Харьков», когда я возвращался из командировки. Зайдя в купе, я никак не мог взять в толк, почему верх-ние полки не застелены, как это было еще совсем недавно? Один из моих соседей, «заядлый коммивояжер», сообщил, что весь «фирменный» сервис поезда улетучился практически сразу после того, как появился «Столичный экспресс». Милую беседу попутчиков прервала проводница, пришедшая за билетами. Мое журналистское любопытство взяло верх, и я стал выяснять у девушки, почему же так резко изменился уровень комфорта для пассажиров. Предположения моего соседа повторила и проводница. Мол, как только пустили новый экспресс, чтобы переманить пассажиров, проводникам вечернего киевского поезда была дана команда постель не стелить — мол, пусть этим занимаются сами пассажиры. Ладно, мы народ не гордый и пока еще сами в состоянии застелить себе постель. Да и почему-то не хочется верить в то, что таким образом руководство ЮЖД увеличит пассажиропоток на фирменном «Столичном экспрессе». Впрочем, этой теме я еще уделю внимание, а пока стоит вернуться к 6364 поезду. Тогда же (т.е. осенью прошлого года), находясь в поезде «Киев — Харьков», я решил, что медленно схожу с ума. Убежденный в точности и пунктуальности, которая царит на наших железных дорогах, я с ужасом для себя осознал, что исходя из данных светящегося табло в вагоне, сегодня вовсе не тот день, месяц и год, что у меня на часах, а также я еду совершенно не в том вагоне, на который купил билет и в который сел на самом деле. Вся остальная информация, которую «стройными рядами» выдавало табло, в принципе, соответствовала действительности: о том, что на вокзале в Харькове вы можете заказать такси и т.д. и т.п. Оставалось одно из двух: либо согласиться с тем, что многозначительные слова из песенки группы «Тату» «Я сошел с ума» написаны про меня, либо просто отправиться спать на свою вторую полку с мыслью, что утро вечера мудреней. Я выбрал второй вариант.

Случай проверить дату, месяц, год и номер вагона, в котором я еду, представился мне и в этом году. 15 августа на поезде №63 «Харьков — Киев» я отправлялся в столицу нашего государства. Признаюсь честно, поезда — это единственное место, куда я не люблю прибегать за пару минут до назначенного часа «Х». Поэтому на первой платформе вокзала я стоял уже за 40 минут до отправления. Если верить информации на билете и на табло движения поездов, то это самое время отправления соответствует 22 часам 50 минутам киевского времени. И вот тут опять мне представился случай проверить, а все ли нормально у меня с логикой и психикой в целом. Как известно, поезд подается для посадки пассажиров за 30 минут до отправления. Поэтому примерно в 22.20 на первой платформе вокзала ощущалось заметное оживление народа. Монотонный голос диктора оповестил, что фирменный поезд № 63 сообщением «Харьков — Киев» будет подан на первую платформу. Шло время, люди на платформе все больше напоминали статистов из программы советских времен «Зарядка в рабочий полдень». Это когда все дружно, как по команде смотрят сначала направо, а потом налево — с какой же стороны подадут поезд. Причем, чем ближе стрелки часов приближались к времени отправления поезда, тем интенсивнее народ вертел головой. Все тот же диктор еще раза два-три сообщил, что, мол, «фирменный» таки ожидается на первой платформе. Правда, вопреки пункту 2.11.12 Правил перевозки пассажиров, багажа, грузобагажа и почты железнодорожным транспортом Украины, диктор умолчал о том, на сколько же опаздывает поезд под посадку и когда он будет, наконец, подан. Не буду терзать читателя ожиданиями и догадками, скажу лишь, что поезд все-таки подали... в 22.50 (!!!), т.е. тогда, когда, исходя из расписания, он должен дать прощальный гудок Харькову. Согласен, всякое может произойти: поезд по вполне объективным причинам могут задержать на посадку. Но элементарно извиниться перед пассажирами за причиненные неудобства все-таки необходимо. В этом случае динамики Южного вокзала молчали как парализованные. Помните, как когда-то сказал певец Богдан Титомир: «А зачем? Ведь пипл хавает и так!»

Кстати, в этой же поездке (ну везет мне на приключения!) проводник, ссылаясь на какое-то новое распоряжение, затребовал за постель не 7 гривень, а восемь. Спорить не стал — восемь так восемь, мне все равно, лишь бы квитанцию выдали утром. И ее выдали. Все как и полагается, за исключением одного «но»: стоимость постели в квитанции указана по-старому, т.е. семь гривень. А куда же делся рубчик?

Вам комплект комплектный или нет?

То, что стоимость постельного белья зависит от класса поезда, я понял только в этом году. При этом для меня по-прежнему остается загадкой, почему так происходит? Приведу такой пример. Фирменный поезд «Киев — Львов». Для себя я его определил как подтверждение рекламы «Почувствуйте разницу». По сравнению с харьковскими поездами я ее не только почувствовал, но и прочувствовал: постельное белье во львовском поезде не только сверкало чистотой и было безупречно выглажено, оно еще не было влажным! Может, мне не везло в своих путешествиях, но в поездах «Харьков — Симферополь», «Харьков — Киев» и «Харьков — Одесса» мне неизменно попадался, как бы это поделикатней выразиться, не очень сухой комплект белья. И ладно бы не такой сухой, как хотелось бы: в поезде «Симферополь — Харьков» у двух пассажиров моего купе (как вы уже догадались, я — один из них) в запечатанном в целлофан комплекте отсутствовали полотенца. Обращения по сему прискорбному поводу к проводнику должного эффекта не возымели. Девушки и желали бы чем-то помочь, но комплекты белья выдаются в точности с количеством мест в вагоне. А он был полон. С тех пор всегда вожу с собой полотенце. Только возникает вопрос: каким образом на работу в пункт обработки железнодорожного белья попадают люди, не умеющие считать до четырех (простынь + простынь + наволочка + полотенце = 4 предмета) и почему за неполный комплект сырого белья я все равно должен платить полную стоимость? А если я не желаю спать на влажной постели, то как быть с распоряжением, которое неустанно цитируют радиоузлы в поездах: пользоваться матрасами и одеялами без постельного белья запрещается? С моей точки зрения, в этот нормативный акт следует внести поправку-дополнение — «без сухого постельного белья». Тогда пассажир на вполне законных основаниях будет иметь право требовать это сухое белье.

Вагончик тронется — перрон останется

Путешествие на поезде «Симферополь — Харьков» я буду помнить всю жизнь. В такие приключения я еще не попадал! Но обо всем по порядку. Я специально не буду называть номер вагона, в котором мне с коллегами пришлось путешествовать. Не хочу, чтобы крайними и виновными оказались «стрелочники», т.е. проводники. Итак, раннее утро, любимая верхняя полка, поезд, стоящий на какой-то небольшой станции. Открыв глаза и увидев, что за окном вовсю светит солнце, я понял: проспал! Ведь мы должны прибыть в Харьков утром, а исходя из того, что последняя станция, на которой перед Харьковом останавливается поезд, — Люботин, на все сборы у меня остается не больше часа. Осознав всю сложность ситуации, я выскочил в коридор и тут же налетел на проводницу. Скорее всего, у меня был такой испуганный вид, что проводница тут же поспешила меня успокоить: «Спите, спите — до Харькова еще долго, мы даже до Запорожья еще не доехали!» «Как не доехали? — удивился уже я. — Мы же через час должны быть в Харькове!» «Должны были, — ответила проводница. — Да только там какая-то опора впереди упала, вот мы здесь с самой ночи и стоим, а когда поедем — никто и не знает!»

Вагон безмолвствовал еще минут сорок. Постепенно просыпающиеся пассажиры выползали из купе и недоуменно оглядывались по сторонам: «Это что за остановка: Балагое иль Поповка?» Так как поезд стоял на второй платформе, а наш вагон оказался прямо напротив здания вокзала, то не составляло никакого труда прочесть название станции: «Таврийск». Как только рассеялась утренняя дрема, пассажиры стали заметно нервничать: у кого-то в Харькове пересадка на другой поезд, у кого-то назначена важная деловая встреча, кого-то должны встречать родственники. Получить более-менее достоверную информацию о моменте отправления состава надеялись от проводников. Они же упорно повторяли, что ничего не знают.

Сидеть в стоящем поезде на солнцепеке — дело, как вы понимаете, малоприятное. Положение усугублялось целым рядом обстоятельств: во-первых, отсутствием связи. Все владельцы телефонов UMC лишь созерцали на своих аппаратах надпись: «Поиск сети». Единственный на весь вагон телефон, подключенный к оператору «Киевстар», оказался с разряженной батареей. Казалось бы, чего проще: включи зарядку в розетку и звони в Харьков. Не тут-то было! Из более чем двадцати вагонов поезда электричество было лишь в одном. Как вы думаете, куда кинулись все владельцы сотовых телефонов с севшими батареями? Решить проблему связи удалось спустя несколько часов, и то только благодаря моему коллеге с телекомпании «Приват-ТВ» Сергею Андрюнину. Опытным путем ему удалось найти на платформе единственное место, где у телефонов UMC оживал прием.

Вторая проблема, возникшая у пассажиров, касалась удовлетворения вполне естественных потребностей организма: очень хотелось кушать. Так как из Симферополя поезд отправляется поздно вечером, а в Харьков прибывает рано утром, то, как вы понимаете, сухими пайками никто из пассажиров не запасался. А тут еще выяснилось, что в нашем вагоне и титан разогревать нечем: дрова закончились. Эмоции брали верх над разумом, положение все больше обострялось: народ требовал начальника поезда и станции, а проводники пытались хоть как-то выйти из ситуации. И выход был найден: в качестве дров очень даже подошли шпалы соседних путей. Когда удалось растопить вагонную буржуйку и в ней медленно похрустывали дровишки, я поинтересовался у проводников, как же они в рейс без дров и угля отправились? Ответ поразил и практически убил наповал. Оказывается, дрова, уголь, чай и кофе проводники нашего вагона покупают за свои собственные деньги. А так как дровишки нынче стоят недешево, то лишнего проводники не покупают. Верить или нет в подобное положение дел на железной дороге — не знаю. Зато своими глазами видел, что во многих вагонах проводники вообще даже и не пытались растопить титан. В остальных хозяева вагонов «кучковались»: бегали с чайниками в те вагоны, где еще «теплилась» жизнь и была вода. При этом в нашем вагоне проводники попытались установить четкий регламент — кипяток только для тех, кто заказывает чай у них, но разгневанные пассажиры пресекли посягательства проводников, если так можно выразиться, на корню.

Удивило меня и местное население. Весть об аварии разнеслась по округе достаточно быстро, и к поезду потянулись бабульки с ведрами абрикос. Но абрикосами сыт не будешь! Ближайшая от станции забегаловка могла порадовать только широким ассортиментом ликеро-водочной продукции, мороженым и сосисками, которые очень быстро закончились. Как сказал Сергей Андрюнин: «Если бы это произошло в Харьковской области, то на станции уже была бы вторая «Барабашка»!» Местные жители, надо отдать им должное, пусть и через пять часов стоянки поезда, но додумались, что пассажиры хотят есть и пить, а значит, на этом можно подзаработать. Кто с кастрюльками, кто с кулечками, а кто с термосами и даже одноразовой посудой — полевые кухни разворачивали прямо на платформе. Пирожки с картошкой шли по гривне за штуку, варениками и картошечкой с мясом не интересовался, так как вид продавцов не внушал уверенности в их чистоплотности и знаниях норм гигиены.

Прошло еще пару часов — и у пассажиров иссяк запас сигарет! Вновь подтвердилась мысль коллеги с «Приват-ТВ»: «Это вам не Харьков!» Идею о том, что денег можно заработать и на сигаретах, местному населению пришлось подкидывать. Вдоль поезда постепенно образовался базарчик, а соседняя платформа превратилась в прогулочную аллею пассажиров. Уходить далеко от вагонов проводники не советовали: когда отправится состав, не знали ни они, ни начальник поезда, ни начальник станции. Не могу с уверенностью сказать, что так было на самом деле — я к начальнику поезда не ходил, но прекрасно слышал, что о нем говорил мужчина из соседнего купе, который попытался выяснить у него ситуацию. Скорее всего, беседа была достаточно содержательной, так как сразу по возвращению пассажира из соседнего купе, проводники попросили всех, кто имеет билеты для пересадки на другие поезда в Харькове и опаздывает на них, отметиться в специальном списке.

Примерно в два часа дня проводники сообщили новость, которую весь вагон буквально воспринял на «ура»: «Мы отправляемся!»

Где-то час после отправления из Таврийска я все ждал, что вот сейчас заработает радио, и начальник поезда извинится перед пассажирами за все неприятные впечатления, которые по вине железной дороги мы вынуждены были пережить. Но увы...

В Харьков мы прибыли с опозданием на одиннадцать часов. Когда в окнах вагона появился вокзал, французы, ехавшие в соседнем со мной купе, дружно запели «Марсельезу». Вид родного вокзала и осознание того, что через 30-40 минут ты будешь дома, вызывали умиротворенность. И только лица проводников портили картину счастья. Оказалось, что эта же бригада должна была через несколько часов отправляться в обратный путь. Представляю, с каких впечатлений в эти два дня у пассажиров поезда «Харьков — Симферополь» начался отпуск...

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования