Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Контекст стр. 17
Justo titulo стр. 18
Чтобы помнили стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Преступниками не рождаются
Колонка редактора
Мобильный и городской - брак по приказу
12 уголовных дел на одной железной дороге
justo titulo Стр. 18
 По закону 

Второе пришествие ювенальной юстиции

Евгения Цинклер
журналист


Ювенальная юстиция — это правосудие для несовершеннолетних. Взрослым — взрослые суды, детям — детские. И хотя председатель областного Апелляционного суда Василий Брынцев сказал, что фраза «у нас нет ювенальной юстиции» напоминает фразу «у нас нет секса», минувшее 1 сентября стало ее днем рождения. Точнее — днем возрождения.


Все дети хорошие...
Ювенальная юстиция — дело не новое. По словам Василия Брынцева, в советские времена она успешно существовала, причем «детскими» делами занимались самые опытные судьи. Со временем кадровый состав сменился, а ювенальная система почила в бозе. Дела несовершеннолетних стали рассматриваться в общем потоке, причем нередко судьи откладывали их на потом, затягивая пребывание подростков в изоляторе временного содержания или приемнике-распределителе. А порой, не имея опыта работы с детьми, допускали элементарные ошибки: по итогам шести месяцев этого года в области выявлено семь таких случаев.

Вопрос о возобновлении судов для несовершеннолетних в Украине решился в январе 2002 года на встрече министра юстиции Александра Лавриновича с Джерели Хартли, представителем ЮНИСЕФ (детского фонда ООН). Именно ЮНИСЕФ готов оплатить проект по внедрению элементов ювенальной юстиции в украинскую действительность. Об изменении законодательства при этом речь не идет: все необходимые элементы у нас имеются и функционируют, осталось только объединить их в систему и приспособить опробованные в других странах подходы к отечественным реалиям. Плацдармом для эксперимента стала Харьковская область.

С начала сентября в области будут работать 47 судей ювенальной специализации — по одному-два в каждом районном суде — и коллегия по делам несовершеннолетних Апелляционной палаты из шести человек. Говорить о полном возрождении ювенальной юстиции не приходится: по международно-правовым нормам она должна представлять собой автономную подсистему судов, для Украины это пока нереальная роскошь. Всем ювенальным судьям придется заниматься и другими делами, как не исключена и передача дела несовершеннолетнего другому судье. Но со временем система заработает, убеждены инициаторы ее воссоздания.

По словам Василия Брынцева, очень реально и то, что наработанные в ходе эксперимента рекомендации будут использоваться при обучении юристов — благо, в Харькове поле для деятельности в этом направлении велико.

Несчастливое детство


...а преступниками их делают обстоятельства
Каждое десятое преступление совершается несовершеннолетними, гласит статистика. А подростки-преступники — это резерв для взрослого криминалитета: 50-60% лиц, признанных особо опасными рецидивистами, свои первые преступления совершили, не достигнув совершеннолетия. При этом сторонники ювенальной юстиции верят, что дети обычно не виноваты в том, что становятся на криминальный путь. «Преступниками не рождаются, ими становятся, — говорит представитель Апелляционного суда Нина Олефир. — Несовершеннолетних правонарушителей формируют социальные условия, в которых они развиваются, и люди, которые их окружают».

Социальные условия — это, прежде всего, семья подростка и отношения, которые в ней царят. Здесь представители служб по делам несовершеннолетних сталкиваются со своеобразным парадоксом: с одной стороны, вторжение в семью расценивается как посягательство на личную жизнь, с другой — нередко приходится иметь дело с ситуациями, когда ребенка нужно забирать из семьи в принудительном порядке и как можно быстрее, ради его же безопасности.

Не секрет, что правоохранители очень неохотно занимаются семейными конфликтами. Между тем, именно здесь происходит подавляющее большинство тяжких преступлений против личности. Так называемые семейно-бытовые отношения становятся причиной 70% умышленных убийств, из которых, в свою очередь, 38% совершены родственниками, 62% — супругами. Социальное положение, уровень образования, этническое положение большой роли здесь не играют. В основном (за исключением убийств, где жертвами становятся мужчины и женщины в равной степени), домашнее насилие направлено на женщину. По данным, приведенным и.о. председателя Киевского районного суда Светланой Шаренко, 32% беременных женщин терпят побои. От домашнего насилия в мире страдают больше женщин, чем от ограблений, изнасилований и автомобильных катастроф вместе взятых. Растущие в семье дети становятся если не такими же жертвами, то свидетелями регулярных избиений. А у ребенка, воспитывавшегося в атмосфере насилия, больше шансов стать преступником, утверждают психологи.

«Ситуация не изменится, пока не будет развеян миф о том, что семья — безопасное прибежище для всех ее членов», — подводит итог Светлана Шаренко.

Семья и школа


Без семьи
Работа с несовершеннолетними состоит из сплошных парадоксов. Ребенок, выросший в семье с отцом-тираном, может считаться потенциальным правонарушителем, в то же время почти половина малолетних преступников росли вообще без отца. Забрать ребенка из неблагополучной семьи — значит, лишить его родителей, однако не забрать его иногда значит подвергнуть опасности его жизнь. Относиться к преступившим закон подросткам по всей строгости негуманно (полутора недель, проведенных в ИВС вместе с бывалыми преступниками порой бывает достаточно для того, чтобы подросток уже не сворачивал с криминального пути), но излишняя мягкость тоже не всегда идет во благо: памятен прошлогодний случай, когда подросток, которого «добрый» судья решил не определять в специнтернат, вскоре убил старушку из-за нескольких алюминиевых кастрюль. Тем не менее, ювенальная юстиция ориентирована на гуманное отношение к подросткам. «Судьи должны обеспечивать в отношении рассмотрения дел несовершеннолетних разумные сроки, а те дела, по которым дети находятся под арестом, рассматривать в первую очередь; внимательно относиться к рассмотрению вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а там, где есть возможность, до суда отказываться от столь суровой меры; учитывать как обстоятельства правонарушения, так и особенности личности подростка», — перечисляет требования ювенальной юстиции Нина Олефир.

По мнению судей, сталкивающихся в своей практике с малолетними преступниками, нередко толчком для первого преступления служат желание самоутвердиться, психология группы, сложности переходного возраста. Задача системы ювенальной юстиции — не столько наказать, сколько предотвратить дальнейшую криминализацию отдельно взятого подростка, направив его дальнейшее развитие в верное русло. Немалую роль здесь играет школа. Если только ей удастся встретиться с ребенком.

По данным Федора Гриценко, возглавляющего областную службу по делам несовершеннолетних, каждый четырнадцатый ребенок, попадающий в приюты, не посещал школу больше года, каждый десятый — вообще ни разу не переступал ее порог.

Педагоги как могут стараются исправить положение: уже третий год в августе-сентябре проводится всеукраинский рейд «Урок», во время которого учителя, соцработники и милиционеры выявляют детей, не посещающих школу без уважительных причин. Опыт показывает, что вернуть за школьные парты даже по первым результатам удается не всех. В прошлом году удалось отыскать 700 таких детей, однако только 356 начали учиться. О том, сколько из них по прошествии некоторого времени бросили учение и вернулись на улицы, статистика умалчивает.

Цитата в тему:
«Для нас всех является очевидным, что ребенка должен лечить педиатр: он знает особенности физического состояния детского организма. Никому не придет в голову отправлять ребенка во взрослую поликлинику — ему там пропишут взрослые, а не детские лекарства. Так почему же тогда несовершеннолетние предстают у нас перед взрослым судом, почему подход к рассмотрению взрослых и детских правонарушений одинаков?»
Галина Овчарова, исполнительный директор ХГЦ «Молодежь за демократию»

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
Ювенальный суд впервые был создан 1899 году в штате Иллинойс, США. Таким образом власти признали, что у несовершеннолетних правонарушителей существуют особые проблемы и для их решения нужна особая система. Небывалый рост детской преступности в конце XIX — начале ХХ века и в Европе явился тогда толчком к изменению системы правосудия по отношению к детям.

Новшество быстро распространилось по миру — в Великобритании (1908 г.), Франции и Бельгии (1912 г.), Испании (1918 г.), Германии (1922 г.), Австрии (1923 г.). В 1931 году ювенальные суды существовали уже в тридцати странах.

Ювенальные суды были созданы на основе доктрины «parens patrie», согласно которой государство ведет себя как попечитель или ответственное лицо за несовершеннолетних, защищая их от опасного поведения и вредного окружения. Целью системы ювенальной юстиции является не наказание молодых людей, а, скорее всего, проведение с ними индивидуализированного воспитания. Этот подход основан на двух идеях: первое — подростки по развитию своему еще не способны в действительности сознавать свои поступки, чтобы быть за это ответственными; второе — подростки еще подвержены влиянию, и их можно перевоспитать, чтобы в будущем у них не было побуждений совершать какие-либо правонарушения. Таким образом, в ювенальной юстиции правонарушитель важнее, чем само правонарушение.

В России «детский» суд был создан в 1910 году. По мнению известного исследователя в области ювенальной юстиции, научного сотрудника Института государства и права РАН Эвелины Мельниковой, «российская модель ювенальной юстиции была очень удачной. До 70% несовершеннолетних правонарушителей «детские» суды отправляли не в тюрьмы, а под надзор попечителей, наблюдавших за их поведением. Да и сам суд рассматривался как «орган социального попечения о несовершеннолетних».

В 1918 году Совнарком России отменил эту модель. Тогда были образованы комиссии по несовершеннолетним, которым фактически подчинялись суды. Участие юристов в таких комиссиях было сведено к минимуму.

В 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР возраст ответственности для правонарушителей был снижен до 12 лет. К детям снова могли применять все виды наказаний — фактически и смертную казнь. «В целях повышения ответственности детей и родителей» упразднили комиссии по несовершеннолетним, хоть как-то защищавшие права детей.

В 1941 году был принят указ Президиума Верховного совета СССР, распространявший ответственность детей не только за умышленные преступления, но и за преступления, совершенные по неосторожности. Оба указа действовали в СССР вплоть до конца 50-х годов. Даже утратив юридическую силу, эти акты надолго задали тон всей системе советского правосудия. Отголоски этого ощущаются у нас и сейчас.
«Правозащитная сеть»

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования