Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Контекст стр. 17,18
Среда обитания стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Свято-Покровский монастырь остался без монахов
Строить в Харькове станет дешевле
Знай наших!
Колонка редактора
Среда обитания Стр. 19
 Природа 

Между прошлым и будущим

Мария Коротаева
журналист


У кого-то из хороших русских писателей, кажется, у Паустовского, в одной из повестей есть фраза: «За Харьковом пошли степи». Помню, в детстве меня это очень удивляло. Как же — степи?! — думалось мне. — У нас же леса! Лиственные в Коробовых Хуторах или Гайдарах, ровные ряды сосен — в Безлюдовке и Водяном... Вот оно — ровные ряды! Сказочные леса, заколдованные чащи моего детства рукотворны, насажены людьми. Если б не это — и впрямь сразу за Харьковом шли и шли бы степи. Главный лесничий Харьковской области Дмитрий Овчаренко так и говорит: «Харьковская область — малолесная область, лесистость — 12,1 %. И все усилия лесоводов, природоохранных организаций и экологов направлены на то, чтобы увеличивать площадь харьковских лесов».

Вы видели когда-нибудь «новорожденную» сосну? Нет-нет, не совсем маленькое деревце, а так называемые сеянцы? Больше всего они похожи на изумрудно-зеленую мяконькую травку сантиметров десяти высотой. Сеянцы такие нежные, что в условиях последних жарких лет их приходится растить в теплицах. В открытом грунте — погибают. В Гутянском гослесхозе на Краснокутчине можно проследить все стадии развития сосны: от крохотного сеянца до пушистой сосенки-«мамы». Целая делянка колючих «мам» — это называется «лесосеменная клоновая плантация второго порядка». Как говорит Д.Овчаренко, харьковские лесоводы ставят перед собой задачу растить деревья с высокими генетическими показателями. А для этого необходима серьезная и кропотливая работа. Сначала отбираются в регионе деревья с высокими показателями — «по росту, по диаметру, по качеству древесины», потом с этих деревьев берут черенки и прививают на молодые сосны. По словам главного лесничего, «семенным путем передавать наследственные качества практически невозможно». Так создаются плантации первого порядка. А уже из этих семян высаживаются плантации второго порядка. С них-то и собирают семена для выращивания лесов. В возрасте 5-7 лет молодые элитные сосенки начинают давать семена. Кроны сосновых «мам» подстрижены так, чтобы шишки с них было легко собирать — все они невысокие и пушистые, посажены нечасто. В Харьковской области с таких плантаций собирают около 120 тонн шишек в год. Считается, что это много.

Каждый год на Харьковщине сажают леса на площади примерно 1800-2000 гектаров. Рубят меньше — гектаров 800 — 1000. Растят в лесхозах и новогодние елки, примерно 150 тысяч в год, хотя реализовать в области удается всего около 70-ти за счет конкуренции с привозными деревьями. Создаются специальные новогодние плантации, на которых в течение пяти лет деревья полностью обмениваются: срубили сосенку, на ее место посадили следующую — и так пять лет.

Гутянскому гослесхозу и входящему в его состав Владимировскому лесничеству, пожалуй, повезло. Хотя это — как посмотреть. С одной стороны, сажать здесь леса начинал еще знаменитый сахарозаводчик Павел Харитоненко, так что традиции давние и прочные. А с другой — традициям соответствовать нужно. Вот он рядом — рукой подать — легендарный Натальевский парк, на самых подъездах к лесничеству мелькают за деревьями стрельчатые окошки готической водонапорной башни. Вот они — четырехсотление дубы, итальянская катальпа, которой больше ста, карельская береза под стенами пронзительно красивого Храма Спаса (ей тоже скоро будет сто), можжевельники и прочие хвойные и лиственные обитатели старинного парка. Тут волей-неволей начнешь оглядываться на великих предков. В соседстве с деревьями думать о сиюминутном и преходящем как-то плохо получается. Все больше — о вечности. Лесники вообще поразительные люди. Ну, в какой другой профессии человек прекрасно понимает, что, по большому счету, результатов своего многолетнего и кропотливого труда он так и не увидит? А лесники так живут. Спрашиваешь: «А тут что будет?» А тебе спокойно отвечают: «Лет через 70 увидим»... Они мыслят такими категориями, лес растет медленно, и люди в лесу становятся неспешными, несуетными и немногословными.

И все-таки, как говорит главный лесничий Гутянского гослесхоза Владимир Яценко, «хочется брать пример». И берут. Каких только деревьев мы ни видели за этот долгий, солнечный сентябрьский день! Сосны из уманских лесов, желтая сосна и несколько видов елей — из Америки, японские и европейские лиственницы. Их акклиматизируют в наших широтах и весьма успешно. Пятилетние лиственницы все увешаны аккуратными шишечками, хотя, по словам В.Яценко, обычно плодоносить такие деревья начинают через десять, а то и через двадцать лет. «Вот и посмотрим, как оно в сравнении — Америка и Украина», — улыбается лесничий.

Владимировское лесничество встречает гостей яркими цветами у каждого крылечка и резным деревянным орлом с птенцами в рукотворном гнезде. А еще на самом въезде растут потрясающие сосны — смотришь вверх, где кроны словно врезаются в густо-синее сентябрьское небо — и голова кружится. А на прилегающих семи гектарах заложен новый дендропарк. Это — рядом с Натальевским и знаменитым не только в Украине Краснокутским, до которого всего-то километров десять. Нет, не дают современным лесникам покоя лавры Харитоненко и Кенига — «украинца и немца, у которых, — как говорит Владимир Яценко, — можно многому поучиться по охране природы и созданию новых насаждений». Заложен дендропарк весной этого года, 19 апреля. Проект создал сотрудник Украинского НИИ Лесного хозяйства, кандидат наук Виктор Орловский. Сейчас уже посажено 56 так называемых «экзотов», то есть растений, которые в природе Харьковщины не встречаются. Проектом предусмотрено 72 вида растений, но, как говорит В.Яценко, «это не предел, мы будем расширять дендропарк». Здесь будут разные виды сосен: и горные, и корейские, ели, кедры, серебристый клен, амурский виноград, который будет когда-нибудь виться по стволам оставленных на участке столетних дубов. Даже уксусное дерево из Америки и — внимание! — катальпа. Конечно же, от той самой, харитоненковской. Вот тут-то я и услыхала поразившее: «Надеюсь, лет через 70 здесь будут нормальные деревья». Зачем это им? Владимир Яценко говорит, чуть усмехаясь: «Чтобы осталась память, как она осталась от помещика и немца».

А еще во Владимировском лесничестве живут фазаны. Кстати, фазан для Харьковской области — тоже «экзот». Не такой, конечно, как катальпа, но в естественных условиях эти птицы водятся южнее, там, где и впрямь «пошли степи». Фазан — птица не лесная, они любят опушки и степное разнотравье. В Харьковской области на сегодня их всего-то тысячи полторы. К нам фазанов завозят в основном из Ростовской области. Сейчас в новеньком вольере живет 47 птиц, рассчитан он на 100. Рядом собираются строить инкубатор, потому что фазаны в неволе хоть и несутся исправно, но сидеть на яйцах и высиживать птенчиков не желают наотрез. Пока договорились с птицефабрикой, чтобы фазаньи яйца «высиживали» там. Вообще фазанов в Харьковскую область начали завозить лет 20 назад, был даже фазанарий в Чугуевском районе, но — увы! — закрылся из-за недостатка средств. А на Краснокутчине за дело разведения взялись всерьез, планируют построить второй вольер — открытый, чтобы птицы жили там практически на воле, прилетая лишь кормиться. Для лесхоза это и благородное дело, и статья дохода. Оказывается, фазан весьма ценится среди охотников — за красоту. Какое-то количество выращенных в неволе птиц планируется продавать для отстрела. В природу же ежегодно собираются выпускать две-три тысячи фазанов.

Впрочем, на фазанах лесники останавливаться не намерены. В этом году уже выделено 80 тысяч гривень на строительство вольера для разведения оленей. Благородных оленей планируется завозить из Крыма, Запорожской области, возможно, и из России. Разводить их будут на площади около восьми гектаров, для начала собираются завезти 50 голов. Олень у нас, конечно, водится. И благородный, и пятнистый. Вот только пятнистые олени оказались чересчур доверчивыми — подпускают человека к себе почти что вплотную. И потому частенько становятся жертвами браконьеров. Поэтому для разведения выбрали более пугливого оленя благородного. А везти животных издалека собираются из соображений обновления крови — любой популяции это необходимо.

А еще в Краснокутских лесах текут удивительные речушки — чистые-чистые, насквозь просвеченные солнцем, заросшие травой и неспешные, как и люди, которые здесь живут. Я спускалась по заботливо сколоченной деревянной лесенке к этой прозрачной воде, опускала в нее руку, и казалось, что сам лес здоровается со мной — ласково и беззвучно. Там удивительно тихо, там невероятно спокойно, там хочется быть и быть. И там 70 лет действительно кажутся не таким уж большим сроком, а все наши беды и тревоги — сиюминутными и преходящими. Заколдованный лес между прошлым и будущим.

Редакция благодарна Харьковскому пресс-клубу рыночных реформ и всем работникам Гутянского гослесхоза за теплый прием и содействие в подготовке материала.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования