Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Власть стр. 4,5
Экономика стр. 6,7
Город стр. 8
Афиша стр. 9
Объектив-TV стр. 10,11,12,13,14,15,16
Общество стр. 17
Форум стр. 18
Среда обитания стр. 19
Культурный разговор стр. 20
Спорт стр. 21
Страна советов стр. 22
Напоследок стр. 23
MediaPost on-line
Мисс-интеллект Харькова
Мобильная связь: сколько стоят бесплатные входные?
Харьковчан "послали" из правления УСПП
Колонка редактора
форум Стр. 18
 Небо 

Легендарный перелет: факты и комментрарии

Дмитрий Башук

3 октября в Харькове в сквере возле ДК ХЭМЗ на Московском проспекте был открыт памятный знак на месте, где в будущем установят памятник в честь легендарной летчицы, нашей землячки Валентины Степановны Гризодубовой. Этот памятник, согласно советским законам, должен был быть установлен еще при ее жизни - как Герою Советского Союза и Герою Социалистического Труда. Но СССР исчез с географической карты, и только после смерти Гризодубовой авиационная общественность Харькова стала инициировать сооружение этого памятника. Благодаря активности ветеранов авиации, историков и сотрудников Мемориального музея-квартиры семьи Гризодубовых дело сдвинулось с мертвой точки. Харьковский скульптор, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат государственной премии Украины им.Шевченко Михаил Овсянкин подготовил несколько вариантов проекта памятника, городские власти определили место, где он будет установлен. Теперь все упирается в сбор средств.


Первые цветы к памятному знаку
Дата открытия памятного знака была выбрана не случайно. Именно в эти дни исполнилось 65 лет героическому перелету женского экипажа самолета «Родина» в составе Валентины Гризодубовой, Марины Расковой и Полины Осипенко из Москвы на Дальний Восток. Об этом перелете нам рассказали сотрудники Мемориального музея-квартиры семьи Гризодубовых — директор музея Виталий Власко и хранитель фондов Дмитрий Солодовников.

Сама идея дальнего беспосадочного перелета женского экипажа начала созревать у летчицы агитэскадрильи гражджанской авиации Валентины Гризодубовой в 1936-1937 гг. В то время она и Марина Раскова, по словам последней, «...мечтали летать как можно больше, как можно дальше». Слова у Гризодубовой никогда не расходились с делом. Она постоянно летала и только в октябре 1937 г. установила пять (!) женских международных рекордов для легкомоторных самолетов: три рекорда скорости, рекорд высоты и рекорд дальности полета (1445 км). Что же касается Расковой, то, по ее собственным воспоминаниям, она чаще наблюдала за полетами Гризодубовой с земли, чем летала сама. Тем не менее, именно с ней Гризодубова установила свой пятый рекорд, совершив беспосадочный перелет Москва — Актюбинск на самолете АИР-12. Сразу после окончания этого перелета, в Актюбинске, Гризодубова предложила Расковой лететь на Дальний Восток, чтобы установить женский рекорд дальности полета для самолетов всех типов. Однако еще в августе 1937 г. Раскова обещала Полине Осипенко быть штурманом женского перелета Севастополь — Архангельск, который должен был состояться весной 1938 г. В результате Гризодубова с зимы 1937-38 гг. готовилась к перелету из Москвы на Дальний Восток, а Осипенко и Раскова вместе с Верой Ломако весной 1938 г. начали подготовку к перелету с Черного на Белое море на гидросамолете МП-1. Из-за всевозможных трудностей перелет Севастополь — Архангельск состоялся только 2 июля 1938 г. А Гризодубова все эти месяцы готовилась к перелету одна — без штурмана и второго пилота!


Экипаж самолета «Родина» перед рекордным вылетом
После возвращения Осипенко и Расковой из Архангельска экипаж Гризодубовой наконец-то собрался в полном составе. Но уже 16 июля, когда на тренировки оставались считанные недели, Раскова попала в больницу с приступом аппендицита. Из-за болезни Расковой в лучшем случае могли назначить нового штурмана, а в худшем отложить или даже отменить перелет. Однако уже через несколько дней Раскова прямо в больнице приступила к работе с картами и радиотренировкам, а Гризодубова и Осипенко тем временем продолжали тренировочные полеты.

«Незаменимость» Марины Расковой в качестве штурмана дальних перелетов давно вызывала недоумение у исследователей, так как она не обладала необходимыми знаниями и опытом. Но дело в том, что до начала Великой Отечественной войны в СССР женщин на штурманов вообще не готовили. И даже через несколько лет, когда в 1941-1942 гг. были созданы три женских авиаполка, их удалось укомплектовать пилотами, но в 587-й женский бомбардировочный полк самой Расковой в качестве штурманов направляли мужчин. А в 1937-38 гг. Раскова, возможно, вообще была единственной дипломированной женщиной-штурманом в Советском Союзе!

Поскольку выбирать не приходилось, то Гризодубова и Осипенко должны были терпеливо ждать выздоровления своего штурмана. После выписки из больницы Раскова еще некоторое время не могла летать и поэтому продолжала подготовку к перелету на земле. Можно предположить, что некоторые руководители просто саботировали перелет, поскольку даже самолеты для тренировочных полетов летчицам выделяли неохотно. А тренироваться на самолете, предназначавшемся для рекордного полета, было рискованно: в случае аварии лететь было бы не на чем. Из-за разных проволочек перелет неоднократно откладывался и мог быть вообще отменен под предлогом ухудшения погоды на Дальнем Востоке. И только за день до старта, 23 сентября 1938 г., его все же разрешил лично Сталин.

Самолет «Родина», на котором экипаж Грзодубовой отправился в свой легендарный полет, был создан знаменитым авиаконструктором Павлом Осиповичем Сухим в конструкторском бюро Андрея Николаевича Туполева. Изначально этот самолет имел обозначение АНТ-37бис, но он проектировался как дальний бомбардировщик и поэтому получил от военных индекс ДБ-2Б. Самолет мог с полным запасом горючего преодолеть без посадки расстояние примерно в 7,5 тыс. км и почти идеально подходил для дальних перелетов. Для женского экипажа его специально переоборудовали, из-за чего юмористы расшифровывали аббревиатуру ДБ не как «дальний бомбардировщик», а как «дамский бомбардировщик». Например, шасси убиралось простым нажатием кнопки при помощи электрического привода, что для советской авиации тех лет было настоящей роскошью — на других самолетах оно убиралось вручную. Собственное же имя ему дала сама Валентина Гризодубова. Название «Родина» понравилось всем и, по-видимому, было самым красивым и удачным среди названий советских рекордных самолетов тех лет.


Дорога домой. На корабле Амурской флотилии
После взлета «Родина» набрала высоту около четырех тысяч метров и почти по прямой направилась на Дальний Восток. Первые 10 часов полета прошли нормально. Самолет все время летел примерно на одной высоте с крейсерской скоростью, на которой экономно расходовалось горючее. Однако над Западной Сибирью он попал в зону сплошной облачности и начал обледеневать. Чтобы справиться с обледенением, Гризодубова стала набирать высоту, но на пяти тысячах метров самолет оказался в зоне холодного шквалистого фронта и его начало сильно трясти. Пришлось продолжать набор высоты до 7500 метров, где прекратилась «болтанка» и самолет наконец вышел из облаков.

С увеличением высоты полета возрос расход горючего, а температура на борту не имевшего отопления самолета резко упала до минус 35 градусов. Дальше летчицы вели самолет при настоящем сибирском морозе. На 13-м часу полета в районе Красноярска Раскова попыталась связаться с Москвой по радио. Но радиостанция в ее кабине вышла из строя, покрывшись льдом и даже сосульками, как и вся штурманская кабина изнутри! В то время в дальних полетах летчики ориентировались на радиомаяки или просто на мощные радиостанции. Оставшись без радиосвязи, экипаж «Родины» определял свой маршрут по звездам и солнцу, как мореплаватели в старину.

За озером Байкал летчицы могли бы развернуться на 30 градусов вправо и попытаться долететь до Амура, а затем следовать по течению реки. Но по Амуру проходила граница с марионеточным государством Маньчжоу-Го, созданном японцами. На противоположном берегу стояла печально знаменитая японская Квантунская армия. Случайно перелететь границу через полтора месяца после боев у озера Хасан было почти равносильно самоубийству. И экипаж «Родины» вынужден был держать курс строго на восток.

После примерно 22-х часов полета туман внизу внезапно рассеялся, и летчицы с высоты около семи тысяч метров увидели море. По характерным очертаниям берега к югу они опознали Тугурский залив Охотского моря. Задание перелета было выполнено, и можно было подумать о посадке. Раскова предложила сесть на ближайший аэродром в Николаевске-на-Амуре, до которого был всего час полета. Но так как по показаниям приборов горючего оставалось еще почти на пять часов полета, Гризодубова решила лететь до Комсомольска-на-Амуре, где аэродром был намного лучше.

На 26-м часу полета в кабине Гризодубовой загорелась красная лампочка, которая сигнализировала, что горючего осталось максимум на полчаса. До Комсомольска было еще довольно далеко, и командир должна была искать место для вынужденной посадки. Гризодубова знала, что при предыдущей вынужденной посадке однотипного «Родине» самолета была разрушена штурманская кабина, а сам штурман спасся, вы-прыгнув с парашютом перед посадкой. Поэтому она велела штурману покинуть самолет, чтобы не рисковать ее жизнью. Раскова благополучно спустилась на парашюте, не получив никаких травм при прыжке. Она видела, в каком направлении летел самолет перед посадкой, но пошла в другую сторону, поскольку была обманута эхом от выстрелов Гризодубовой и Осипенко, пытавшихся таким образом указать Расковой местоположение самолета. Из-за этого штурман десять дней блуждала по тайге, пока не вышла к «Родине».

Самолет же благополучно сел на высохшее болото в районе между речкой Дука и озером Эворон. Причем Гризодубова настолько мастерски его посадила, что на нем не лопнуло ни одно стеклышко! Из-за отсутствия связи «Родину» вынуждены были искать на территории площадью более 1,5 млн. квадратных километров. Только 3 октября 1938 г. летчик Сахаров заметил ее с борта своего самолета, а 5 октября к ней самостоятельно вышла Раскова. Радость от спасения всех летчиц была омрачена нелепой гибелью двух самолетов, которые столкнулись в воздухе на следующий день после обнаружения «Родины». В ходе этой катастрофы погибли 16 человек, включая начальника ВВС 2-й армии комдива Сорокина и штурмана комбрига Бряндинского.

6 октября экипаж «Родины» и спасатели направились к речке Дука. Гризодубова и Осипенко шли сами, а обессиленную Раскову несли на носилках четыре человека. По Дуке отряд на лодках дошел до притока Амура реки Амгунь, где пересел на катер Амурской военной флотилии «Дальневосточник». На катерах и кораблях Амурской флотилии спасатели и спасенные добрались до поселка Керби, а затем по Амуру до Комсомольска и Хабаровска. В Хабаровске летчицы пересели на поезд, на котором и вернулись в Москву. А их самолет только зимой был извлечен из болота и после небольшого ремонта на авиазаводе в Комсомольске-на-Амуре отправился в обратный полет, причем вел его муж Гризодубовой — летчик Виктор Александрович Соколов.

Экипаж «Родины» пробыл в воздухе 26 часов 29 минут и пролетел по прямой 5909 км, установив новый женский международный рекорд дальности полета для поршневых самолетов. Он, по-видимому, не превзойден и до сих пор: во время второй мировой войны было не до рекордов, а после войны летчицы пересели на реактивные самолеты, для которых существуют свои рейтинги. В Москву летчицы прибыли 27 октября, где им устроили триумфальную встречу. 2 ноября 1938 г. Гризодубова, Осипенко и Раскова за свой подвиг первыми среди женщин были удостоены звания Героя Советского Союза. При этом Гризодубова стала не только первой женщиной-Героем, но и первым Героем из наших земляков-харьковчан!

Беспосадочные перелеты экипажей Чкалова, Громова, Гризодубовой и других советских пилотов имели не только военное и общественно-политическое, но и научно-техническое значение. На том этапе развития авиации перелеты служили важным стимулом для дальнейшего усовершенствования самолетов, поскольку демонстрировали их предельные возможности по дальности, продолжительности и крейсерской скорости полета, по выносливости конструкции и оборудования. Важную страницу в историю развития советской авиации вписала и наша землячка Валентина Гризодубова.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования