Новости Харькова и Украины (МедиаПорт)
English version Українська версія Русская версия
 
Меню
Архив
Поиск
Топ-20
О газете
Пресса Харькова
Страницы
Первая полоса
Неделя стр. 2,3
Политика стр. 4
Афиша стр. 5
Объектив-TV стр. 6,7,8,9,10,11,12
Культурный разговор стр. 13
Мегаполис стр. 14
Свершения стр. 15
Экономика стр. 16
Спорт стр. 17
Напоследок стр. 18
MediaPost on-line
Год после трагедии
Будь бдителен - ты тоже товар!
Большая политика помешала большой экономике
Колонка редактора
неделя Стр. 2
Также на странице:
 Необъективное мнение 

Про миллион

Наталья Стативко
для "MediaPost"


Вы обращали внимание, что очень большие числа чаще всего имеют для нас отрицательное значение? Ну, вот 100 гривень — это положительное число, это можно в руках подержать. Там, в день зарплаты или когда пенсию принесут со всеми прибавками. А 100 долларов — уже, скорее, отрицательное — используется, в основном, в сочетании со словами «давать» и «взятка». А миллион долларов? Совсем отрицательное! «Прилагательные» к нему: «наши деньги захапали», «олигархи проклятые» и «я тебе не миллионер, столько за коммуналку платить»!

Конечно, такое удивительное отношение к арифметике — вовсе не наша заслуга. И если говорить о предмете серьезно, начинать надо с истоков.

Первые опыты с числами наши предки проводили не слишком сознательно. Ну, например, когда у одного предка есть два куска мяса, а у второго ни одного — число «два» голодному кажется достаточно неприятным. Впрочем, вспомните и свое собственное детство: разве число «один», когда речь шла о чужой конфете, не казалось отвратительным? Но это так, разминка.

Дальше человечество повзрослело, научилось создавать материальные ценности и заинтересовалось более крупными числами. Заодно, правда, придумали и кое-какие меры предосторожности.

Например, ввели крепостное право. Это когда у одних было много всего, а у других не было ничего. Но, на всякий случай, считать учили только тех, у кого было все. Так что неимущие оперировали совершенно неконкретным понятием «много» и таким образом не тратили нервы на сравнение своих заветных 5 копеек с тысячами рублей барина.

Когда крепостное право отменили, как пережиток, до повальной грамотности было еще очень далеко, и так, помаленьку дотянули до конца XIX века. Проблемы начались, когда партия большевиков взялась обучать народ грамоте. За следующие чуть не сто лет (если брать от начала процесса) грамотно писать товарищи так толком и не научились, а вот арифметику усвоили быстро. Уже через каких-то два десятка лет все подсчитали, воспылали праведным гневом от сравнения полученных результатов и кинулись делить все поровну. Но поровну получалось плохо, и тогда решили сделать все вообще общим — в надежде, что тогда получится наконец заветный результат — сложить вместе большие числа и слово «мое», пусть даже в варианте «наше».

Не случилось.

Невнятный речитатив о миллиардах тонн и миллионах кубометров, сотнях тысяч голов и десятках тысяч километров никто никогда толком не слушал, никто никогда не верил, но деться от него было некуда. А в сочетании с пустыми полками и, опять же, трех-четырехзначными номерами очереди на ладошках «планы партии — планы народа» вызывали у последнего привычную изжогу. Еще большие числа прочно ассоциируются с пятилетними планами, которые обязательно перевыполнялись, и ударными стройками, которые непременно «всем миром» и «преодолевая немыслимые трудности». И — соответственно — глубоким кухонным знанием цены и качества перевыполнения, преодоления, достижения и ударного коммунистического труда.

Ну, да Бог с ними, с пятилетками и стройками, их мы успешно победили. А нелюбовь к большим цифрам мы прихватили с собой в новейшую историю.

И вот с этим глубоким чувством живем дальше. Надо отметить, что никаких предпосылок для перемен не наблюдается. Нам больше ничего не рассказывают про ударные темпы и ошеломительные объемы капитального строительства, зато оглушают суммами траншей, которые кто-то кому-то на что-то все время присылает. Кто, кому, зачем и куда потом эти деньги деваются — несведущему человеку понять не представляется возможным. От пространных объяснений в сухом остатке получаются только те самые огромные числа, которые хорошо сочетаются со сленговым выражением «мимо кассы» и вызывают исключительно неприятные подозрения, что все долги когда-нибудь надо отдавать...

Сколько денег ежемесячно выплачивается пожилым гражданам из Пенсионного фонда Украины? Десятки миллионов гривень!

Сколько приходится на одного сельского пенсионера 75 лет от роду? 73 гривни! По гривне за год, по одной буханке хлеба в неделю...

Правда, о малоимущих гражданах заботятся депутаты. Опять же, немалые суммы тратят, потом в отчетах избирателям рассказывают. Один известный народный депутат, генерал, академик, заслуженный юрист и основатель правоохранительного университета на своем округе раздал продуктовые наборы престарелым и одиноким гражданам. Той самой пенсионерке, к ее 73-м гривням, добавили 17 кг картошки (напомню, местность сельская, соответственно, картошка в огороде неплохо растет даже у самых бедных) и 1 (один) кг ячневой крупы. А в отчет чего пойдет? А в отчете будет написано, что «народным депутатом оказана материальная помощь на общую сумму несколько тысяч гривень»...

Нет, все-таки большие числа редко бывают положительными.

А писать я нынче собиралась о свежепринятых бюджетах. Пишу: бюджеты — и городской, и областной, — конечно, приняли. Цифры там, естественно, большие. Ежели разделить на всех нас, каждому достанется, конечно, по-разному. Нам с вами — по маленькой цифре.

печатная версия | обсудить на форуме

Счетчики
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Система Orphus
Все права на материалы сайта mediaport.info являются собственностью Агентства "МедиаПорт" и охраняются в соответствии с законодательством Украины.

При любом использовании материалов сайта на других сайтах, гиперссылка на mediaport.info обязательна. При использовании материалов в печатной, телевизионной или другой "офф-лайн" продукции, разрешение редакции обязательно.
Техподдержка: Компания ITL Партнеры: Яндекс цитирования