Еженедельник "MediaPost"
http://www.media-objektiv.com/



:: ФИЛЬМ, КОТОРЫЙ НАМ ПОКАЗАЛИ ::

Трудности перевода


Если бы люди смогли лучше понимать друг друга, в мире не было бы ни одной войны.
Геродот

У разочарования горький вкус. Но при этом, он богат на оттенки и ароматы. И чем глубже разочарование, тем более походит оно на старое выдержанное вино, а чем крепче былая привязанность, тем труднее разобраться в этом новом вкусе.

На этой неделе я испытал подобное разочарование. Разочарование в режиссере, которого прежде считал не просто хорошим, а одним из лучших. Антибуржуазный фильм «Фирма», сделавший знаменитым Тома Круза, уморительный «Тутси» с блистательным Хофманом — речь идет, конечно же, о Сидне Поллаке, режиссере, имеющем тонкий вкус, чьи фильмы всегда вызывали живой интерес у зрителя. Но именно «вызывали», в прошедшем времени, потому, что в последнее время вкус начал изменять художнику. Его беттоно-патриотический «Такими мы были» и бисквитно-кремовый «Сабрина» уже не были шедеврами. Но они, по крайней мере, имели добротную режиссуру и запоминающуюся игру актеров. А вот о послед- нем фильме Поллака «Переводчица» этого не скажешь.

И по сюжету, и по настроению «Переводчица» напоминает один из самых известных фильмов режиссера — «Разговор», но, к сожалению, это весьма поверхностное сходство, поскольку ни уровень сюжета, ни игра актеров в последнем фильме Сидни Поллака не идет ни в какое сравнение с более ранней работой. Кстати, именно актеры — одно из самых потрясающих разочарований «Переводчицы». В фильме заняты не кто-нибудь, а Николь Кидман и Шон Пенн. Я и раньше считал их неплохими актерами, но после «Холодной горы» и «Таинственной реки» понял, что они не просто хороши, а имеет серьезный драматический потенциал. Но то, что я увидел... Шон Пенн просто повторил до запятой свой образ из «Таинственной реки», а Николь Кидман сделала нечто до такой степени «картонное», что с подобной задачей с успехом справилась бы и стиральная машина. И винить актрису в этом трудно, поскольку диалоги в фильме написаны с таким «мастерством», что напоминают разговоры двух автоответчиков. Абсолютно все персонажи в фильме лишены какой-либо жизненности, выписаны крайне схематично и напоминают какой-нибудь дешевый сериал, что-то вроде «Кармелиты» или «Бандитского Петербурга». Собственно сермяжный сценарий и есть причина провала фильма, Поллак, конечно, попытался вдохнуть в него жизнь, но результат этих усилий сильно напомнил результат работы доктора Франкенштейна: что-то сшитое грубыми нитками из кино-штампов и приведенное в действие крупным бюджетом, а отнюдь не талантом.

Содержание фильма — очередная голливудская ода политкорректности, «агитка» о борьбе за демократию во всем мире. Сам сюжет тоже напоминает «Разговор»: переводчица центрального офиса ООН в Нью-Йорке Сильвия Брум, случайно забежав после работы в свою кабинку перевода, в пустом зале заседаний слышит негромкий разговор о готовившемся покушении на лидера одной из центрально-африканских стран, причем разговор идет на одном из редких диалектов, специалистом по которому она и является. Переводчица спешит поделиться информацией со службой безопасности, те в свою очередь призываю на помощь ФБР. Николь Кидман, как вы уже догадались, и есть та самая переводчица, а Шон Пенн играет агента ФБР. Занявшись этим «увлекательным» делом, агент влезает в хитросплетения африканской политики и с удивлением узнает, что переводчица не только знает диалект далекой страны, но и выросла там, имеет ее гражданство и как-то связана со всей этой темной историей. Одним словом, перед нами политический детектив, со всеми вытекающими.

К чести режиссера, с детективной составляющей фильма он справляется неплохо, ему удается удержать правильный темп действия, владеть вниманием зрителя, держать последнего в постоянном напряжении. Но, к сожалению, все эти режиссерские изыски разбиваются от несуразности сюжета. С какого-то момента переводчик уже требуется зрителям, становится трудно следить за сюжетом. Особенно здорово наблюдать, как персонажи фильма начинают обсуждать события и без запинки жонглируют именами вроде: Кунга-Кунга, Мунга-Бунга, Зимба-Танга ...

Финал замечателен: плохого дядю-диктатора отдают под суд Гаагского международного трибунала, причем делает это ФБР так легко и ненапряженно, как будто речь идет о воришке в супермаркете. Типа: «В машину его!»

Я давно вывел для себя формулу выбора фильма, который хочу посмотреть для гарантированного удовольствия. Формула проста: хороший, известный режиссер, хорошие актеры, интересующая меня тема фильма и любимый жанр. Теперь моя формула не работает.

А это как если бы перестал действовать закон Ома.

Олег Денежка