Еженедельник "MediaPost"
http://www.media-objektiv.com/



:: Прямая речь ::

Доступное жилье и дешевая энергия


Именно эти две вещи привели в Харьков нардепа и политолога Дмитрия Выдрина. Услышав об этом, я сначала не поверила, потом решила проверить.

— Дмитрий Игнатьевич, это правда, что вы приехали в Харьков из-за доступного жилья и дешевой энергии?

— Да, правда.

— Расскажите поподробнее, о каком жилье идет речь.

— Как ни странно, я сейчас увлекся этим проектом, у меня есть давний знакомый хороший, депутат Госдумы и крупный бизнесмен Лебедев. Он довольно известен в Украине, поскольку делал довольно много филантропических проектов, в том числе он построил церковь “Маяк” в поселке Междуреченское в Крыму. Великолепная, элегантная, в изумительном месте, думаю, будет намоленная церковь. Мы с Лебедевым встречались во Франции, в его замке - наши олигархи строят виллы, коттеджи, а их олигархи строят замки - так вот в его замке во Франции собирались депутаты Российской Госдумы и Украинского Парламента для обсуждения вопросов, связанных с евроориентацией Украины и с тем, как к этому должна относиться и относится Российская Федерация. И говоря о разных высокопарных вещах, о геополитике, геоэкономике, геостратегии, мы неожиданно натолкнулись на тему и более приземленную, и, может быть, более важную. Лебедев - один из тех бизнесменов (я говорил, он и бизнесмен, и политик), который разочаровался в межгосударственных проектах. Он считает, что ни один проект крупный между Украиной и Россией сегодня невозможен. Слишком большое взаимное недоверие элит, слишком много накопилось взаимных претензий, обид, поэтому все проекты крупные неизбежно натыкаются на трудности - не технические, а психологические - трудности контактов наших элит. Поэтому Лебедев предлагает вернуться к небольшим, но реальным совместным проектам.

А потом, когда мы уже в этих проектах натренируемся на совместную работу, совместное чувствование друг друга, тогда можно переходить к более крупным проектам.

И вот у Лебедева есть один, как мне кажется, очень перспективный для Украины проект, который он уже ведет в России. Он купил в Штатах и в Канаде самую последнюю технологию высококачественного и в то же время очень дешевого коттеджного жилья. Лебедев сейчас в России под городами делает целые поселки, элегантные, красивые, и, главное, доступные среднему классу, коттеджи, которые не уступают по качеству жизни элитному жилью и примерно в 10 раз дешевле, чем элитное жилье.

— Сколько стоит квадратный метр в таком коттедже?

— Если элитное жилье стоит от 2 тысячи долларов за квадратный метр и больше, то жилье, построенное по этой технологии, стоит от 200 долларов. Я являюсь представителем среднего класса и должен защищать своих коллег из среднего класса. Мы сейчас оказались в такой ситуации, когда у нас, у среднего класса, есть деньги на поездки в Турцию и в Египет, есть деньги на автомобили и на хорошее образование для детей, но часто нет денег на качественное жилье. Жилье в Украине стоит запредельные суммы. Я, как член комитета по иностранным делам, часто бываю в заграничных командировках, и меня всегда поражает, почему во Франции или Венгрии жилье и земля на порядок дешевле стоит, чем в Украине. Это ненормальное явление. Видимо, это связано с тем, что отсутствует полноценная конкуренция с одной стороны.

С другой стороны, украинский рынок жилья - самый коррумпированный, в Украине в стоимость жилья закладываются взятки чиновникам бесчисленные и т.д. Поэтому, если получится, если я найду союзников среди ряда мэров, я хотел бы запустить эту программу строительства жилья для среднего класса.

— А почему начали с Харькова?

— Харьков - единственный город-миллионник, где стоимость земли еще реальная. Строить коттеджи под Киевом, где гектар земли стоит полтора миллиона долларов, это просто нереально - сама стоимость земли съедает тот выигрыш, который получается на разнице в стоимости жилья. А под Харьковом есть громадные массивы, где можно было бы построить эти поселки с хорошей инфраструктурой, очень качественной, очень надежной, и при этом в десять раз дешевле, чем сейчас предлагается на рынке.

— Хорошо, с доступным жильем разобрались. А что значит дешевая энергия?

— Это комплексная программа. Дело в том, что я - еще и руководитель подкомитета межпарламентской украинско-российской комиссии с очень сложным названием по сотрудничеству в области ВПК и энергетики. Поэтому оброс какими-то новыми знакомыми не только в сфере политологической профессуры, но и в сфере энергетиков. Мои коллеги из международных энергетических пулов предлагают интересные программы. Например, мне очень нравится программа по переводу муниципального транспорта на сжатый газ.

— Сжатый?

— Да, не сжиженный, а сжатый газ. Это сразу удешевляет в два раза стоимость заправок автомобилей. А во-вторых, экология - несравнима. Город практически становится прозрачным. Те города за границей, которые перешли на сжиженный газ, за 10 лет стали прозрачными. Раньше въезжаешь в город и не видишь его - марево сплошное, выхлопные газы. Сейчас, когда въезжаешь - с холма видишь силуэт каждого дома. Это последствия того, что муниципальные автомобили и автобусы были переведены на сжиженный газ. Если бы удалось в Украине запустить эту программу, мы бы тогда могли процентов на тридцать сократить закупки нефти в России, во-первых. А во-вторых - несравненно лучшей сделать экологию городов. Но это только одна часть программы “Дешевая энергия”. Другая часть программы связана с использованием энергии ветра, я имею в виду ветряки. Летишь над Германией, видишь громадные массивы этих ветряков. Почему они это делают? Потому что это очень выгодно, экологически чисто, безвредно.

В Украине эти проекты практически не запущены, для этого нужно новое законодательство. Я сейчас буду работать над законопроектом, который позволяет получить беспроцентный целевой кредит для тех людей, которые хотят купить новый источник энергии альтернативный и стать независимыми: ты ставишь свой ветряк на своей фирме и уже ни от кого не зависишь.

— Как-то непривычно говорить с Вами о таких прикладных вещах.

— Давайте поговорим, о чем привычно.

— Конституционная реформа. В последнее время оживились разговоры о возможности ее отмены. Литвин сказал, что есть основания для отмены. Порошенко говорит о том же. Как будут развиваться события и к чему может привести отмена конституционной реформы, если ее все-таки отменят?

— Мы сегодня находимся в парламентском цикле. Есть тенденция, которая толкает Украину помимо ее воли в сторону парламентской республики. Бороться с тенденцией всегда очень тяжело. Это первое. Эта тенденция касается всех стран бывшего Советского Союза. Даже в далекой Киргизии сейчас на повестке дня превращение президентской республики в парламентскую. Помните, была мода на президентские республики и все страны в СНГ стали президентскими. Потом появилась мода на парламентские республики, и пошло: Молдова соседняя стала парламентской республикой. Киргизия далекая завтра будет парламентской республикой, мы находимся в таком промежуточном состоянии. Это не потому, что несколько человек захотело в Молдове, Киргизии, Прибалтике создать парламентские республики. Просто они и мы оказались в потоке этой тенденции. Бороться против тенденции всегда тяжело, поэтому я не верю, что великий и могучий шоколадный король, даже если он бросит все коробки с конфетами и шоколадом на изменение общественного мнения, с этим справится. Это не пройдет, во-первых. А во-вторых, я бы этим панам порекомендовал ответить сначала самим себе на вопрос не “какая должна быть форма власти”, а “зачем нужна эта форма власти”. Зачем им нужна сегодня президентско-парламентская республика? Она у нас была десять лет. Свою эффективность она не доказала. Они сами, Порошенко и компания, говорят, что худшие времена были при Кучме. Кстати, при Кравчуке фактически была парламентская республика. Сначала чисто парламентская, а потом парламентско-президентская. И сегодня все вспоминают годы правления Кравчука чуть ли не как золотое время становления украинской государственности и демократии: свободная пресса, выборные губернаторы, выборные главы местных администраций и так далее и тому подобное. Так вот, вопрос: зачем нужна президентская форма власти? Что от этого изменится? При Кучме было плохо при этой форме. Еще хуже было при Ющенко. Ющенко, имея все рычаги власти в формате президентско-парламентской республики, проиграл все. Абсолютно все. Так зачем человека, который проиграл все при этой форме власти, опять насильно возвращать к ней? Тем более, мне кажется, он сам не хочет: это дополнительные обязанности, дополнительная нагрузка, а он не из тех людей, которые являются трудоголиками. Поэтому вряд ли он сам захочет взять этот подарок из рук Порошенко. Пусть он сначала ответит на вопрос, зачем нужен возврат в эту старую форму, а потом мы уже будем либо сочувствовать ему и помогать, либо бороться с ним.

— А куда толкает тенденция президентскую партию “Нашу Украину”? На эту субботу назначен второй этап съезда, который сами “нашеукраинцы” называют судьбоносным. К чему он, по-Вашему, приведет?

— ”Наша Украина” находится в фазе полураспада. И эту фазу уже нельзя повернуть вспять. Полураспад всегда заканчивается не восстановлением целостности, а распадом. Поэтому речь о восстановлении целостности уже не идет. Речь идет только о том, на сколько частей распадется “Наша Украина”.

— И у кого останется бренд.

— Бренда, скорее всего, не будет, поскольку распад уничтожит и бренд. Придется всем трем частям...

— Трем???

— Я предполагаю, что она распадется не на две, а на три части. Одна часть во главе с Катеринчуком, видимо, вольется в БЮТ и растворится в БЮТ, и тогда им не нужен никакой бренд. Еще одна

часть - так называемых прагмати-

ков - останется вместе с “Регионами”

и им тоже не нужен бренд. И еще одна часть маленькая сгрудится вокруг своего Президента, как триста спартанцев, которые защищали своего царя, и будут вместе с царем своим идти до конца, до президентских выборов.

— Какая вероятность того, что они будут внеочередными?

— 50%.

— А внеочередных парламентских?

— Процентов тридцать.

Елена Львова